CANDY-TIME.RU

Экс-продюсер «Тату» Иван Шаповалов: «Врачи говорили об упущенном времени»

Сейчас создатель популярной группы занимается развитием двух музыкальных проектов «Ледокол» и Podnebeses. В беседе со Иван Шаповалов признался, какие отношения связывают его с бывшими солистками дуэта, а также рассказал, как ему удалось победить онкологию.

Иван Шаповалов совершил настоящую революцию в музыке, представив миру дуэт «Тату». Лена Катина и Юля Волкова стали кумирами сотен девочек-подростков, а российскому обществу иначе пришлось посмотреть на многие вещи.

В данный момент Шаповалов активно развивает проекты «Ледокол» и Podnebeses. Второй обязан своим названием студии «Поднебесная» на 13-м этаже гостиницы «Пекин», где в 2004 году группа «Тату» записывала новый альбом. «СтарХит» пообщался с Иваном Шаповаловым о творчестве, революции в музыке, борьбе с раком и взглядах на жизнь.

О ПРОЕКТЕ PODNEBESES

— Иван, в течение долгого времени вы занимаетесь развитием проекта Podnebeses. Расскажите поподробнее о его концепции?

Когда-то люди решили достать до неба, и они стали строить высокую башню…

— Podnebeses — это открытый музыкальный проект, в котором треки исполняются на разных языках или нечто иное?

Да, но это не экспериментальные музыканты, а, скорее, музыкальный эксперимент будущего. Пройдет время, и языковые барьеры будут разрушены как вавилонская башня. Мы научимся понимать друг друга и, возможно, это будет язык песен.

— Кто занимается написанием музыки для композиций?

Кто хочет. Каждый желающий может взять понравившийся вокал и сделать трек. Это и известные электронные продюсеры, и не очень.

— Наверное, вы побывали во многих странах, какое путешествие вам запомнилось ярче других и почему?

Поездки проекта – это экспедиции за голосами, это может быть в любой точке земли и буквально под открытым небом. Каждая экспедиция – это квест, путешествие в неизвестность, подвиг: найдешь, не найдешь, и неизвестно, что получится в результате.

О ФЕНОМЕНЕ «ТАТУ» И ОБ ОТНОШЕНИЯХ С СОЛИСТКАМИ ГРУППЫ

— Недавно вы записывали песню вместе с Леной Катиной. Насколько она изменилась за много лет? Видите ли вы до сих пор в ней ту девочку, с которой начинали работать?

Пока не записали, посмотрим, что получится. Да, Лена изменилась, но не для меня. Вижу.

— Вас удалось наделать много шума проектом «Тату». Вас не обвиняли в педофилии за то, что вы создали такие сексуальные образы молодых девочек?

В чем только меня не обвиняли: и в педофилии, и в использовании труда несовершеннолетних, и в сексуальных домогательствах, и в пропаганде гомосексуальных отношений, и в пропаганде тероризма, и в наркозависимости. У меня даже есть трек: «Я не Людоед, привет!»

— Как вы думаете, в чем секрет того, что «Тату» под вашим руководством добились такого успеха?

Просто совпало, время и люди, люди и время…

— Есть ли какие-то российские исполнители, которые могут так же покорить мир?

Их не может не быть, но так же — мир не покорить. Мы были открыты новому, и он открылся нам. Сейчас мы не так открыты, и миру это не так интересно.

— Изначально вы были психиатром, почему решили сменить сферу деятельности?

Изначально я не был психиатром, а просто был. Потом решил стать тем, кем не был. Так я появился на свет. Спасибо родителям, что дали такую возможность.

— За всю вашу деятельность чем вы гордитесь больше всего?

Тем, что мне удалось показать поцелуй миру, а *** войне, и ничего не перепутать.

— Чем вас заинтересовала Елена Кипер (сопродюсер проекта «Тату» — Прим. ред.)?

Жаждой реализации, такой же, как и у меня.

— Почему она так много вас вспоминает в своих интервью? Может, вы как-то неправильно расстались?

Не знаю, это нужно спросить у Лены. Не бывает правильных расставаний, правильным бывает расстояние.

— Я знаю, что у вас есть семья, но все источники это скрывают. Сможете рассказать о близких?

И была, и есть. Но, может, не такая, как вы себе семью представляете. Семья для меня — это не брак и даже не способ выживать, это просто возможность чаще быть с теми, кто тебе близок.

— Некоторые говорили, что у вас была любовная связь с Волковой? Это так?

Пусть говорят, главное, чтобы вы за ними не повторяли. А связь у нас до сих пор.

— Вы же были своего рода первопроходцем в реалити-шоу, создавая «Поднебесную». Как вы думаете, насколько изменилась ТВ-индустрия в этом жанре?

Технологически продвинулась, кардинально перейдя в Сеть, но и тогда, и сейчас важны герои, а их выбирает время.

— Сейчас больше ограничений для творчества со стороны закона. Как вы думаете, сможет ли Россия в музыкальной сфере стать еще раз первой среди стран?

Еще не раз, но музыкальная сфера неотделима от остальных. Ощущение, что мы нарвались на собственный страх, а откуда он — придется разобраться. Ограничения на творчество есть не столько снаружи, сколько внутри.

О БОРЬБЕ С РАКОМ

— Вам удалось побороть рак. Где проходили лечение? Что говорили врачи?

В России. Врачи говорили об упущенном времени.

— Наблюдаетесь ли сейчас у специалистов?

Нет, но с последствиями приходится разбираться.

— Я знаю, что Юля Волкова буквально вас отправила лечиться… вы поддерживали ее, когда ей тоже поставили диагноз «рак»?

Да, вместе с другими моими близкими Юля участвовала в моей госпитализации. Я же поддерживал ее скорее примером, так как сам находился в это время на больничной койке.

— Что бы вы хотели изменить в современной музыке? Следите ли за их трендами и направлениями?

Дистрибьюцию, а современная музыка, к счастью, меняется вместе с нами. Мы вместе создаем тренды.